Новости
08.11.2017

Screen Shot 11-08-17 at 11.59 AM

 Уважаемые индивидуальные предприниматели!

С 1 января 2017 г. контроль за уплатой пенсионных взносов передан в ФНС.

 Если  индивидуальным предпринимателем не была представлена в налоговый орган необходимая отчетность, то страховые взносы на обязательное пенсионное страхование за истекший расчетный период рассчитывались органами ПФР исходя из восьмикратного минимального размера оплаты труда и страхового тарифа, увеличенного в 12 раз. ( В соответствии с частью 11 статьи 14 Закона N 212-ФЗ

(читать далее: открыть новость)

06.11.2017

Бесплатный сервис Сводный фермерский навигатор субъектов Российской Федерации «Развитие сельского хозяйства в регионах России»

 

Руководствуясь задачей информационного содействия региональным и муниципальным органам власти в деле более активного ввода российских сельхозпредприятий и фермерских хозяйств на рынок для локомотива развития экономики страны, обозначенной президентов РФ на Совещании по вопросам развития сельского хозяйства 13 октября 2017 года, Главный  интернет портал регионов России, ОИА «Новости России» редакция журнала «Экономическая политика России» (учрежден 12.04.2007 года Минобрнауки России, Минэкономразвития России, Минпромторгом России и Ростатом, свидетельство о регистрации ПИ №фс77-27975) формируют в сети интернет Сводный фермерский навигатор субъектов Российской Федерации «Развитие сельского хозяйства в регионах России»  http://worknet-info.ru/selhoz

 

31.10.2017

стретчинг в губино

31.10.2017

афсавнояб

31.10.2017

губафнояб

Храмы

« Все новости

ХРАМ ПОКРОВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ В Д.СТАРЫЙ ПОКРОВ 25.10.2011 12:31

    Покров в Сеньгу, современное  официальное название  - Старый Покров, а среди местного  населения - Старое село - одно из древних мест Орехово-Зуевского района.  Расположено в 5 км. восточнее деревни Савинская. До учреждения губерний и деления на волости вся эта местность называлась Сенеж, а в последствии - Сенежской волостью, и принадлежала Московским и Всея Руси митрополитам, а затем - патриархам.
   Покров в Сеньгу называется по имени церкви Покрова Пресвятой Богородицы и речки  Сеньга, берущей свое начало в окрестностях села, и впадающей в озеро с таким женазванием. Сенежская волость входила в состав Владимирской губернии и находилась на границе с Рязанской губернией, здесь проходил Владиимирский тракт (Егорьевск - Владимир). Где проходила дорога - помнят в настоящее время  только старожилы.

 

  Когда впервые  здесь появилось селение - неизвестно. Но существует в селе предание о некоем древнем монастыре. Так, по старой легенде, давным-давно еще в те года, когда поганые татары нашли на Владимирскую землю, пожгли все города и веси, не щадя даже божьи церкви и святые обители, пришли в эти лесные глухие места четыре монаха, да сказывали люди, из самого Владимира, тогда дотла разоренного, и основали здесь, в тиши,  подалее от дорог за непроходимыми топями, на берегу небольшого ручья пустыньку невелику. Срубили церковку, поставили несколько избушек-келий, обнесли все тыном. Да так и возник здесь небольшой монастырь, понемногу с годами богатея и расстраиваясь. По преданью одного из монахов-отшельников звали Уар. Если просматривать жизнеописания просветителей Земли Русской, то можно заметить, что действительно монахи селились у источников, или источники открывались их молитвами. По - видимому, монах Уар был одним из первых поселенцев Старого Покрова, ну а тогда,  наверное, - Сенежа.

 

 Время шло, канула в лету поганая татарщина, уж Владимир был не великим стольным градом, а ходил под Москвой. Монастырь сеньжский продолжал благополучно существовать. Рядом со старой клетской церковью Покрова, срубили большую Никольскую с гульбищем, да келий было уже не с десяток. А за стенами целое село выросло. Стремительно проносились года, десятилетия, века, и после некоторого затишья опять накатили времена пожарищ и брани. На сей раз, русские земли топтали польские рейтары. 17 век и особенно его первое десятилетие с великими неурожаями, мором и смутой стал настоящей катастрофой для Руси. В несколько лет богатые, обжитые места со множеством городов и сел уподобились пустыни, где на сотню верст можно было встретить лишь десяток-другой жителей... Не минула чаша сия и Сеньжский монастырь, который был разграблен и сожжен поляками и уже никогда не восстанавливался... Однако повторяю, что все это было не более чем легендой, местным преданьем. Но старики  местные свято в это верили и даже указывали на березняк за селом, метрах в трехстах к западу от церкви, что якобы там и стоял монастырь. Рубить деревья на дрова в том месте считалось великим грехом.

 

  Легенда - легендой, но и сведения есть,  что рядом с современным селом  находилась Никольская церковьи старое кладбище.  Лет двадцать назад зашел как-то у отца Владимира (бывшего настоятеля храма) со старостой спор о бытовании этого монастыря. Спорили, спорили, да ни на чем не сошлись и порешили на другой день пойти проверить, посмотреть в саму рощу. С утра собрались, сделали из толстой проволоки спицу, захватили лопаты и отправились за село.  Пришли и спицей той начали землю тыкать в разных местах. Раз, другой, и вдруг во что-то уперлись. Копнули в том месте, а там, представьте, белокаменная плита вся в резном орнаменте, а там еще одна, и еще, а кругом в земле угли древесные, утварь старая, нашли даже там рукоять сломанной сабли... Несколько плит и кусков от них хранятся в сенях у отца Владимира...

 

  Предположительно здесь были похоронены погибшие в битве с татаро- монголами. До сих пор сохранилось название "убитое поле",  сейчас на этом месте - лес,  находится оно приблизительно в 7 км севернее Старого Покрова. Сведения о Никольской церкви не сохранились, но в XIX веке на этом месте была часовня с таким - же названием, затем она была перенесена в село, в годы советской власти в ней был устроен амбар, а в 1940 году часовню разрушили. С тех пор памяткой о бывшей часовне служит икона на дереве, что растет за селом , на краю поля.

 

    Сенежская волость  -  часть Мещерского края - края лесов, озер, болот.  Карамзин в "Истории  государства  Российского"  писал,  что "уйти в Мещеру, значит спрятаться так, чтобы тебя никто не нашел».

 

В книгах окладных церквей Владимирской епархии говорится: «В Сенежской волости на берегу озера Свята было излюбленное место митрополита Киевекого и Всея Руси Киприана, здесь он построил церковь во имя Преображения Господня. Сюда любил удаляться и митрополит Фотий и, заслышав о нашествии татарского царевича Талыча на Русь, он укрылся сюда в 1411 г. и в благодарение Богу за свое спасение воздвиг на берегу озера Свята церковь в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Здесь впоследствии образовался Святоозерский монастырь.

 

И в «Списке церквей Владимирской епархии» упоминается о  монастыре на берегу озера Свято в Сенежской волости на границе Владимирской и Рязанской губерний, основанном митрополитом Фотием. В нашей местности с таким названием два озера, это Свято озеро в Шатуре, и Святец- неподалеку от озера Сеньга и «убитого поля». По описанию местонахождения монастыря, мы пришли к выводу, что Святоозерский монастырь находился на озере Святец. В этой местности в настоящее время нет населенных пунктов, дело в том, что в послевоенные годы здесь был устроен военный полигон, и все близлежащие деревни были выселены. Об этом помнят коренные жители деревень: Васютино, Белавино, Мануйлово.

 

 На берегу озера Свята в церкви Преображения Господня погребен ключарь Владимирского Успенского собора Патрикий, замученный татарами во время разграбления ими собора в 1411г. («Список церквей Владимирской епархии»). Когда впервые была построена церковь Покрова Богородицы на «Покровском погосте в Сеньгу» - неизвестно. В летописных книгах упоминается, что в 1705г. церковь Покрова Пресвятой Богородицы уже существовала, но до неё существовала другая церковь во имя святых мучеников Флора и Лавра, о  ней упоминается в 1688г..

 

В 1741г. церковь Покрова Пресвятой Богородицы сгорела и вместо нее построена новая с таким же названием. В 1763г. за ветхостью была перестроена и другая церковь, в ней было освящено три престола; во имя св. муч. Флора и Лавра, Николая Чудотворца и св. Дмитрия. Впоследствии в 1862г. деревянная церковь Покрова Пресвятой Богородицы была перенесена в село Яковлево. В 1845г. начато строительство современного пятиглавого каменного храма.

 

Главный престол освящен в честь Покрова Пресвятой Богородицы, а два других предела во имя Св. Николая Чудотворца  и  иконы Ахтырской  Божей Матери.

 

Эта икона особа чтима в нашей местности, она почитается Явленою и Чудотворною.  Явление её было на источнике за д. Федотово, т.к. тогда ещё не было Яковлевского храма,  икона была передана Покровскому храму и находилась в алтаре.

 

В годы советской власти храм не закрывался, хотя многие священники были арестованы, долгое время службы не совершались. В годы вынужденного бездействия храма налоги платил церковный староста Федор Пискарев из собственных средств, у него была пасека. Богослужения возобновились в 1947г. Храм несколько раз обворовывался, вместе с другими иконами трижды похищалась Явленая икона Ахтырской Божей Матери, дважды её возвращали в храм. В третий раз, уже в наше время в начале восьмидесятых годов, - святыня исчезла бесследно.

 

  Так как храм никогда не закрывался, здесь сохранилась старинная церковная утварь, иконы, книги, великолепный иконостас с удивительной лепниной. Даже человека несведущего, далекого от церкви, поражает скульптура Иисуса Христа с лицом и глазами замученного человека. Огромная картина страшного суда производит неизгладимое впечатление; никого не оставляет равнодушным икона Иверской Божей Матери - живое лицо Богородицы, с кажущейся настоящей каплей крови. Побывав в Старом Покрове, возникает чувство, что побывал в прошлом. Старожилы говорят, что это «намоленная» святая земля.

 

 

 

В настоящее время в храме проводится капитальный ремонт: провели горячее отопление, пол заново выложили плиткой, реставрируется настенная роспись, а нынешним летом (2011год) над церковью поставили новые позолоченные купола. Кстати сказать, в русском храмовом зодчестве количество куполов символично. Пять куполов - Христос и четыре евангелиста. Форма купола также имеет символический смысл. Шлемовидная форма - напоминает о воинстве, о духовной брани, которую ведет Церковь с силами зла и тьмы. Форма луковицы - символ пламени свечи, обращающий нас к словам Христа: «Вы  - свет миру». Цвет купола также важен в символике храма. Золото - символ небесной славы.

 

 

 

    Речка Сеньга является правым притоком Клязьмы, имеет длину 37км. Устье её расположено в Петушинском районе, а исток реки находится рядом со Старым Покровом. За селом - в низине из-под земли бьет три ключа. Сливаясь вместе они дают начало речке Сеньга , один из ручьев называется  «Ручей у кривой березы».

 

В  народе «Ручей у кривой березы» считается целебным. Есть сведения об исцелении детей на этом ручье от «падучей болезни». До сих пор летом пожилые люди приходят сюда лечить больные ноги. Но уже мало кто из жителей поселения знает об этом.

 

   Ниже по течению ручья есть родник. Вода в нем всегда холодная и чистая. Если водой из родника заварить чай, то  доливать в него уже не стоит, чай будет бесцветным. По - видимому вода содержит много солей. За водой на родник приезжают люди не только из соседних деревень, но и из близлежащих городов.  Нынешний настоятель Покровского храма - иерей отец Антоний обустроил на роднике колодец, купальню и ухаживает за ними.

 

 

 

       При изучении истории Старого Покрова и сборе материала большую помощь оказала жительница деревни Савинская- Ананина Галина Петровна, правнучка священника Покровского прихода Иоана Рудакова, который в течении 36 лет был настоятелем храма (1871-1907гг).  А в 1907г. после его смерти к Покровскому храму был определен иерей Порфирий Доброхотов - дед Галины Петровны, женатый на дочери Ионна Рудакова, умер в 1919г. от тифа, сын его Петр не был рукоположен, но долгое время прислуживал в храме. Сейчас сама Галина Петровна много помогает Покровскому храму. Это очень добрый и интересный человек. Именно от неё мы многое узнали об истории наших мест, поведала она нам и очень интересную историю про Блаженную Марфу. Так что пусть любезный читатель не удивляется некоторым архаизмам в речевых оборотах, сохраненных  здесь.

 

 

 

 

 

   Итак: сто с лишним лет назад жила в Савинской одна полоумная старуха Марфа. Была она безродной и, хотя имела небольшую покосившуюся избушку, доставшуюся от родителей, но существовала большею частью при Покрове, в богодельне, нищенкою. Так и жила она долгие годы, все к ней привыкли, привыкли и к её странностям. Бывало. Сидит на паперти, просит милостыню, да вдруг скажет какому мужику иль женке невпопад: «Лошадь у тебя к Параскеве окалеет». Или «К средокрестной мальчиком разрешишься».  И удивительно - все точно сходилось! Однако ж, когда бабы нарочно спрашивали Марфу о будущем, - ничего не говорила: «Не знаю милые, не знаю. Один Бог ведает». Кто считал её юродивой. Кто обходил стороной, веря в ее дурной глаз.  А однажды совсем учудила: как-то (а было это в 1904 году) говорит батюшке Ивану (протоиерею Ивану Рудакову), вот грит: «Помру я на тот год, а ты меня, батюшка, не пойдешь отпевать, про меня - то  забудешь, пойдешь к богатому. Ну да Бог тебе судья, да только знай, что помирать я буду не просто - в двух могилах побываю, да из одной - то вытащат, а в другую три раза кидать будут».  - да Бог с тобой, марфа, - отвечает священник,- как же ж то человека не похоронить по обряду, да и откуда знаешь, что помрешь через год?»

 

    Но время шло, вот и лето минуло, наступили осенние заморозки, а там и снегом все припорошило. И тут заметили. Что Марфа куда-то исчезла. Ну пропала и пропала, родных нету, никто искать не стал. А тут еще сказывали, что она собиралась на богомолье к Николе Радовецкому. Ну пошла и ладно, и Бог с ней... однако ж прошел месяц, минуло Рождество, незаметно и святки пролетели, и вот в канун Сочельника один покровский мужик отправился в лес проверить поставленные капканы ( в тот год ох снегу шибко много намело, ужасть, да морозы стояли с самого Введения - все в избах сидели, далеко - то не отходили). Так вот, надел мужик лыжи, да пошел на Сеньгу, по приметным местам своим. Шел, да заплутал что ли в завалах - вышел к каким-то буреломами. Тут видит: в одном месте яма-дыра небольшая в снегу, а края немного подтаявши, и пар оттоль идет. Округ же ничего. Ни следов каких, ни примет.

 

    Он подумал, что нора какая звериная иль берлога медвежья. Ну мужик отчаянный был - стал рогатиной туда пхать. Вдруг слышит, из норы той голос человеческий хриплый, еле-еле, словно с того света. «Девок позови, позови девок».  На что мужик храбрый был. А тут оторопел, рогатина из рук вывалилась, сам от страха на ногах еле держится. Натерпелся. Уж не помнит, как назад в село залетел, лыжи по дороге растерял. Прибег к старосте, кое-как заплетающимся языком объяснил, в чем дело. Собрали народ, пошли глянуть к тому месту. Подошли, раскопали (всем миром все ж не так боязно), да под снегом нашли Марфу - уж была напоследнем издыхании. Как попала она под сугроб, никто так и не смог объяснить, да только вся одежда на ней истлела, а сама до того отощала - кожа да кости, легкая была, как дите. Когда ее расспрашивали: «Как удалось ей продержаться?» - Она отвечала: «Молилась!» Рассказывала: «Много чего видела, но сказывать об этом невелено, заказано». После этого случая она стала не только предсказывать, но и помогать людям.

 

   Но на долго ее хватило, преставилась Марфа в скорости. А в то время, в Мануйлове помер богатый купец. Так перед батюшкой встало - хоронить безродную нищенку. С которой и взятки гладки. Или идти отпевать купца-тысячника, где и подзаработаешь не алтын медный, и сыт с поминок уедешь. Так батюшка и порешил: сам в Мануйлово. А Марфу обрядить оставил дьячка.

 

   Когда ж хоронили ее, неладно получилось - один раз при выносе, на паперти, мужик оступился, да гроб уронили. Чуть дальше пронесли - чево ли што случилось - опять гроб не удержали. Да в третий раз, когда опускали. Полотенце порвалось - так гроб и упал в могилу, с каким-то зловещим гулом...

 

   Когда батюшке на другой день рассказывали все. Как было, то встал он у ее могилы на колени и зарыдал: «Прости меня,  Марфа, Христа ради, прости...»  Вот так было...

 

 А могила Марфы до сих пор сохранилась, старушки по весне ее прибирают, там и крест и плита лежит. С тех пор повелось ее звать Марфой Подснежной, даже молились у нее на могилке... Блаженная... Одно время хотели даже часовенку поставить, да тут времена поменялись, не до того стало... Вот такая история...